На днях друг поделился со мной глубоким наблюдением: бананы не желтые. По крайней мере, в основном.

В течение всего жизненного цикла бананы бывают желтыми лишь неделю или около того. Большую часть времени они зеленые или коричневые. Но люди зациклены на мимолетной желтой фазе, поэтому мы считаем бананы желтыми.

Со мной недавно случилось похожее прозрение. Я кому-то рассказывал, что чувствую себя лучше, пропуская первый прием пищи. Так я делаю уже несколько месяцев, говорил я. А затем осознал, что на самом деле я ничего не пропускаю — в моей жизни нет утреннего приема пищи, так что пропускать нечего. Сейчас это кажется нормальным, но трудно избавиться от мысли, что в день должно быть три приема пищи. Есть нужно три раза, а бананы желтые.

После того, как я опубликовал пост о диете и питании в 2020 году, один читатель поделился, что он вообще не ест по вторникам. Меня заинтриговала эта идея – полное пренебрежение традициями, обещание свободы от навязанных структур. Когда я решил попробовать, читатель посоветовал никому не рассказывать об этом, потому что люди сильно привязаны к представлению о трехразовом питании, причем не только собственного, но и всех остальных.

Я начал проводить регулярное голодание — в некоторые дни я ем только один раз, а иногда не ем вообще. Я решил рассказать людям, что я это делаю, отчасти для подотчетности, но в основном потому, что меня восхищает сильное сопротивление людей этой идее.

На данный момент реакция представляет собой сочетание интереса и беспокойства. Преобладает мнение, что человеку необходимо три приема пищи каждый день, а любые отклонения опасны. Так, пропустить обед или завтрак можно, но это вызывает тревогу, оставить только ужин — это уже мазохизм, а ничего не есть в течение всего дня — верный признак расстройства питания или другого психического заболевания.



Никто точно не знает, как мы пришли к культурному убеждению, что человеческому организму следует принимать пищу каждые четыре или пять часов бодрствования, но мы точно знаем, что это произошло недавно. Кажется, идея эта возникла в XIX веке в результате случайного сочетания религиозных традиций, посменной работы на производстве и маркетинговых усилий производителей продуктов питания.

Из общей закономерности на протяжении всей истории следует, что люди ели, когда этого требовали социальные системы. Доиндустриальные фермеры ели перед выходом в поле и после возвращения. Охотники-собиратели ели, когда одни уходили на охоту, а другие не были ничем заняты. Древние римляне с уважением относились к  процессу пищеварения и считали утренний прием пищи сомнительным с моральной точки зрения, поэтому ели один раз во второй половине дня. Большинство досовременных культур практиковали голодание по различным медицинским, моральным или духовным причинам, а многие культуры делают это и по сей день.

Несмотря на неписанное мнение о том, что мы эволюционировали до образа питания фабричных рабочих XIX века, человеческий организм может спокойно обходиться без еды на протяжении одного, двух, пяти или даже десяти дней. Этому способствуют две жизненно-важные физиологические способности: хранение запасов пищи в теле и использование запасенной пищи для получения энергии, если мы давно не ели.

Однако эта пара функций создает проблему для культуры, где отсутствие еды в течение некоторого времени рассматривается как моральное извращение: организм регулярно выполняет функцию накопления, но почти никогда — функцию использования. Результат неудивителен – увеличение веса, как на индивидуальном, так и на популяционном уровне.

Человеческий организм работает лучше, когда вы не едите в некоторые дни, чем когда едите регулярно ежедневно. Это предположение находит все больше поддержки в науке. Безусловно, в западных традициях питания есть что-то не совсем здоровое, и сейчас исследователи изучают связь этой проблемы с тем, когда и как часто мы едим, а не только с тем, что и сколько.

Конечно, это индивидуальное дело каждого человека — выявить на практике работоспособность определенного метода. Но мне стало понятно, что традиция трехразового питания никогда мне не подходила. Даже если оставить в стороне то, что я съедаю слишком много, трехразовое питание весьма утомительно — необходимо приготовить еду, съесть ее и убрать за собой. Кроме того, день делится на четыре небольших части, которые я пытаюсь использовать продуктивно, и в течение трех из них я физически и умственно притуплен процессом пищеварения.

Есть и другие потенциальные преимущества от того, что человек проводит большую часть жизни в состоянии голодания, начиная от устойчивого снижения веса и заканчивая полным излечением диабета 2 типа. Предполагается, что такое голодание улучшает здоровье сердца, уменьшает воспаления, предотвращает нейродегенеративные расстройства, способствует росту мышц и дает когнитивные преимущества. До научного консенсуса еще много лет (как и всегда), но, поскольку я понял, что обычные схемы питания мне не подходят, я с радостью тестирую протоколы голодания на себе.

В прошлый вторник был второй день шестинедельного эксперимента по голоданию и, вероятно, первый день в моей жизни, когда я ничего не ел между пробуждением и сном. По большей части я чувствовал себя прекрасно. Было несколько мимолетных моментов желания поесть, они возникали, когда я видел еду или ее изображения, но я не испытывал никакого постоянного голода. Я чувствовал легкость, ясность ума и энергию. Когнитивные задачи, такие как чтение, медитация и письмо, давались заметно легче. Мне казалось, что все стало проще. Неужели я трачу жизнь на переваривание?

А самое захватывающее в том, что остается очень много свободного времени. День казался долгим, и я разделял его по своему усмотрению. Во время дневной писательской сессии я посмотрел на часы, и они показывали 16:10 — обычно в это время я готовился к окончанию рабочего дня. Я сворачивал дела к пяти или около того, готовил ужин, отдыхал несколько часов, а затем возвращался к работе, читал или что-то смотрел. Но на этот раз 4 часа дня означали, что у меня впереди еще семь часов до сна.

Это сюрреалистическое ощущение — иметь возможность использовать целых шестнадцать оборотов в часах. Появилось время, чтобы заканчивать дела, устраивать настоящие перерывы, ходить гулять, читать, делать что-то для других людей — и это без ощущения спешки, когда подкрадывается следующий пункт в списке дел. Я чувствовал себя хозяином своего дня так, как никогда раньше.

Очевидно, что я не отказываюсь полностью от еды, да и не хочу. Но думаю, что уже отказался от традиционного способа подпитки организма. Эксперимент помогает сосредоточиться на образе питания, который лучше всего подходит для моей жизни и моего тела.

Сообщение Социальный режим… питания: почему так трудно его нарушить появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

©



[yuzo id=820442 ]