Представим себе такой печальный сюжет: две женщины страдают от физического насилия со стороны партнеров. Одна из них живет в относительном достатке, а другая с трудом сводит концы с концами. Кому из них следует помочь в первую очередь? С одинаковой ли вероятностью соседи женщин, узнав о насилии, протянут руку помощи или позвонят в полицию? Или в одном из этих случаев они решат, что это не так уж и необходимо?

Можно предположить, что люди, живущие в бедности, обычно воспринимаются как остро нуждающиеся в помощи, в то время как обеспеченные могут считаться более защищенными, благодаря хорошим финансовым ресурсам. Но исследование, в котором участников спрашивали о том, как следует реагировать на насилие со стороны партнера, показало, что люди охотнее вмешаются в ситуацию, где у женщины высокий уровень дохода, чем помогут той, чей доход ниже.

Этот вывод — лишь один из примеров хорошо изученной картины пренебрежительного и некорректного обращения с теми, кто живет в бедности. Ученики из семей с низким уровнем дохода получают меньше позитивного внимания от учителей. К покупателям с низким уровнем дохода хуже относятся продавцы. Пациенты с низким уровнем дохода получают меньше заботы от врачей, оказывающих физическую и психологическую помощь. А обвиняемых с низким уровнем дохода ждет более суровое наказание. В целом люди, живущие в бедности, получают меньше помощи и поддержки на межличностном и институциональном уровне во многих сферах жизни.

Почему бедных, которые нуждаются в большей поддержке, так часто игнорируют и отодвигают на второй план по сравнению с теми, чей доход выше? Специалисты по поведенческим наукам, изучающие этот вопрос, уже указали на некоторые важные причины дискриминации по классовому признаку, начиная от структурных барьеров (например, стоимость медицинских услуг) и заканчивая предвзятыми убеждениями. Когда исследователи изучают предубеждение в отношении людей с низкими доходами, они обычно фокусируются на стереотипах о предполагаемой некомпетентности или лени людей, живущих в бедности.

В последнее время мы с коллегами пытаемся выяснить, как другой набор предубеждений может объяснить многие различия между социальными классами. В частности, мы обнаружили предубеждение, что люди с низким уровнем дохода меньше страдают от негативных событий, и следовательно, не нуждаются в помощи, по сравнению с обладателями высоких доходов. Мы назвали это «предубеждением толстой кожи»: идея заключается в том, что люди с низким уровнем дохода эмоционально не чувствительны.

В ходе первоначальной работы по изучению этого предубеждения в 2020 году участники исследования читали о человеке, которого описывали как испытывающего либо много финансовых трудностей в жизни, либо ни одной. По оценкам участников, новое негативное событие будет восприниматься как менее досадное или неприятное, если о человеке будет сказано, что он испытывал финансовые трудности. Это касается как незначительных негативных событий, таких как плохо приготовленный заказ в кафе или протекающий кран, так и более серьезных, например, потоп в квартире или ошибочное задержание полицией. Участники были взрослыми, они демонстрировали это предположение как при оценке опыта других взрослых, так и при оценке опыта детей в возрасте от пяти до десяти лет. То есть такие события, как игнорирование в школе или отсутствие обеда, по мнению участников исследования, причиняют меньший вред, если описан ребенок из бедной семьи. Предубеждение о «толстой коже» проявлялось не только у людей без образования, его демонстрировали и профессионалы, такие как работники сферы обслуживания клиентов, учителя, социальные работники и терапевты.

Последующие исследования выявили схожую предвзятость в другом контексте. Люди считают, что женщины с низким уровнем дохода меньше страдают от домогательств на работе и насилия со стороны партнера, что люди с низким уровнем дохода испытывают меньше физической боли при травмах и что они меньше страдают от последствий пандемии COVID-19. Вероятно, эти искаженные представления о вреде способствуют социальному пренебрежению, поскольку люди не понимают, что помощь необходима, как в случае, о котором говорилось выше. Другими словами, убеждение в том, что люди, живущие в бедности, «толстокожие», может объяснить, почему они чаще сталкиваются с пренебрежением и грубым обращением, а не с заботой и поддержкой, в которых они действительно нуждаются.

Важно отметить, что это не просто неприязнь к людям с низким уровнем дохода. В ходе исследования участники полагали, что женщина с низким уровнем дохода дружелюбнее и добрее, чем женщина с более высоким уровнем дохода, но при этом считали, что она меньше страдает от негативных событий и меньше нуждается в помощи после домогательств и оскорблений. Хотя многие люди готовы помочь людям с низким уровнем дохода, они часто не считают это необходимым.

Чтобы описать убеждение о том, что бедные люди обладают «толстой кожей», то есть эмоционально менее чувствительны и ранимы, хорошо подходит слово «предвзятость», поскольку на самом деле, как подтвердили исследования, дела обстоят совсем иначе. Действительно, иногда небольшой опыт испытаний может сделать людей более стойкими, но лишь в том случае, если трудностей было немного и люди успешно их пережили и преодолели. Хронический стресс и повторяющиеся тяготы бедности выходят далеко за рамки такого опыта.

Более того, люди с низким уровнем дохода, как правило, оказываются более, а не менее уязвимыми к негативным событиям. Например, женщины с низким уровнем дохода, пережив насилие со стороны партнера, чаще страдают от ярких проявлений посттравматического стресса. В исследовании 2020 года участники оценили, насколько вредным для них будет ряд негативных событий, и сообщили о доходе. Выяснилось, что участники с более низким доходом считали негативные события более пагубными.

Если картина не соответствует действительности, то почему люди так считают? Ключевой основой предубеждения, по-видимому, является общая вера в то, что трудности закаляют характер. Ранее проведенные исследования показали, что люди уверены в идее «то, что не убивает, делает сильнее», поэтому многие думают, что пережитые трудности делают людей менее чувствительными. Неудивительно, что трудности ассоциируются у людей со стойкостью, учитывая популярность идеи в культуре и СМИ (например, она стала темой поп-хитов). С другой стороны, есть мало упоминаний о том, что проблемы (особенно хронические трудности бедняков) могут не закалять, а усиливать уязвимость.

В ходе недавнего исследования мы с Джексоном Мюрреем попытались лучше понять, откуда берутся убеждения об «укрепляющем» эффекте бедности. Для этого мы опирались на классические психологические исследования середины XX века, посвященные физическому восприятию. В этих работах было обнаружено, что люди адаптируются к таким физическим стимулам, как вес, яркость и объем. Когда вы впервые входите в темную комнату, она кажется вам очень темной. Но постепенно вы привыкаете к отсутствию света. Когда вы впервые заходите в океан в жаркий день, он может показаться вам неожиданно (или освежающе) холодным. Но по мере того как вы адаптируетесь к температуре, он перестает казаться таким. Это примеры адаптации на основе предыдущего воздействия.

Мы предположили, что люди, вероятно, имеют довольно глубокое понимание физической адаптации; в конце концов, это обычный опыт. Далее мы предположили, что люди могут использовать такое понимание адаптации к определенным видам эмоционального опыта, когда судят о влиянии негативных жизненных событий. Подобно тому, как человек перестает чувствовать, что океан очень холодный, люди могут предполагать, что тот, кто испытывает большие трудности, живя в бедности, в конечном итоге перестает так сильно ощущать вред негативных событий.

Мы выявили именно такую модель мышления. В одном из исследований мы обнаружили, что чем сильнее люди осознавали феномен физической адаптации, тем сильнее они были убеждены (пусть и неверно) что негативные события будут менее вредными для человека с низким уровнем дохода. В последующем эксперименте мы случайным образом распределили участников для просмотра видео, которое повышало значимость физической адаптации (объясняя адаптацию к яркости, громкости и т. д.), либо видео, которое делало физическую адаптацию менее значимой (приводя контрпримеры). Когда участников попросили оценить, насколько негативные события могут быть вредны для человека с низким или высоким уровнем дохода, те, кто смотрел видео о чудесах адаптации, проявили большее предубеждение о «толстокожести бедных».

Неспособность людей правильно оценить боль, стресс и страдания людей, живущих в бедности, может иметь серьезные последствия с точки зрения неравенства и несправедливости. Медицинские работники могут ошибочно полагать, что пациенты из бедных слоев населения менее чувствительны к боли, что заставит их уделять меньше времени диагностике или назначать менее эффективное лечение. Учителя могут думать, что менее обеспеченные ученики не нуждаются в эмоциональной поддержке или ободрении в классе. И в повседневном общении люди из бедных семей могут столкнуться с недостатком заботы, внимания, поддержки и ресурсов, отчасти из-за ошибочных представлений об их потребностях.

Все это говорит о том, что нам стоит задуматься над предположениями о переживаниях других людей. Почему мы считаем, что один человек испытывает страдания, а с другим все в порядке? Как интуиция вводит нас в заблуждение? Как мы узнаем, нужна ли кому-то помощь? Мы можем попытаться представить себя на месте другого человека или предложить помощь, даже если она не кажется абсолютно необходимой. Нужны дополнительные исследования того, какие конкретные стратегии могут эффективно бороться с подобной предвзятостью. Но хочется надеяться, что полученные на сегодняшний день результаты хотя бы подтолкнут к размышлениям о том, как ошибочные представления о невзгодах могут сбить нас с пути, и о том, как сделать так, чтобы мы принимали всерьез всю глубину страданий бедности.

Сообщение Предубеждение толстокожести: почему бедные кажутся нам более стойкими появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

©