Этим летом почти половина сотрудников задумалась об увольнении, и многие из них реализовали свой план. Они не хотели возвращаться в офис на полную ставку, желали изменить образ жизни, они полностью выгорели от работы. И их уход оставил на рынке труда пустоту, которую работодатели пытаются заполнить. Но ученый, который придумал термин «великая перестановка кадров», говорит, что ее скоро сменит волна сотрудников-бумерангов, которые вернутся на старые рабочие места.

«Это произойдет довольно быстро. Люди пытаются понять, чем хотят заниматься после пандемии, и многие мечтают попробовать что-то новое, но они не уверены, правильно ли это, — говорит профессор менеджмента Техасского университета A&M Энтони Клотц. — В какой-то момент они поймут: «Я очень рад, что взял перерыв, но теперь готов вернуться на прежнюю работу»».

Клотц считает, что волна сотрудников-бумерангов продлится следующие пять лет. Он объясняет, что причины для возвращения будут такими же разными, как и поводы для увольнения. Одни поймут, что на новом месте трава вовсе не зеленее, другие оправятся от выгорания, вызванного пандемией, или увидят, что старые работодатели изменили свой подход к гибкому графику.

«Эффект бумеранга на рынке труда действительно усилился за последнее десятилетие, — говорит Клотц. — Прямо сейчас многие увольняются, потому что хотят попробовать что-то новое в жизни. Но никто не знает, что они будут чувствовать через два года». Допустим, вы уволились, потому что не хотели возвращаться в офис, утверждает он, но затем штамм «Дельта» разрушил планы компаний. «И вот через три месяца вы узнаете, что они перешли на гибридный график. И вы такой: «Ну, ребята, если бы вы сразу так сделали, я бы не уволился».



Согласно опросу, проведенному кадровой компанией Spherion в 2016 году, более 40% сотрудников в США готовы вернуться к предыдущему работодателю. Однако сказать, что вы готовы вернуться, и вернуться на самом деле — это разные вещи, говорит управляющий директор HR-консалтинговой компании LACE partners Аарон Албури. «При возвращении на старое место придется преодолеть свою гордость, — говорит он. — Вам придется вернуться и сказать: «Я был не прав, хочу быть с вами. Спасибо за отменную прощальную вечеринку, но я возвращаюсь»».

Обычно компании и сотрудники ждут от 12 до 18 месяцев после увольнения, прежде чем связаться друг с другом по поводу возвращения. Но это время будет сокращаться, говорит Албури, потому что «они спустились с небес на землю, медовый месяц закончился, и мы увидим, как их завлекают обратно».

По его мнению, сотрудники, которые уволились из-за некорректного поведения работодателя во время изоляции, вернутся с наибольшей вероятностью. «Некоторые люди переоценят свои возможности и осознают, что на самом деле находились в куда более выгодных условиях, чем думали».

У людей, которые успешно возвращаются, обычно складываются хорошие отношения с коллегами, вне зависимости от причин увольнения. Задолго до «великой перестановки» специалист по управлению карьерой Хуснара Бегум стала сотрудницей-бумерангом. В 2006 году она уволилась, а уже через месяц вернулась за свой старый стол. «Работа, на которую я ушла, не соответствовала моим ожиданиям и не подходила с точки зрения культуры, — говорит она. — Это я поняла только опытным путем». Поэтому Бегум позвонила старому работодателю и сказала, что совершила ужасную ошибку. «Для меня это было легко, потому что увольнялась я суперпрофессионально и буквально ходила по офису, прощаясь с каждым сотрудником. Другими словами, я построила сильную внутреннюю сеть: когда я ушла, дверь для меня осталась широко открытой. Итак, усвоенный урок — никогда не сжигать мосты».

Ее опыт относительно редок: чаще по возвращении сотрудники видят, что проблемы, которые изначально заставили их уйти, сохраняются. На онлайн-форумах о сотрудниках-бумерангах часто можно увидеть жалобы, что старый работодатель не смог выполнить обещания, которые давал, уговаривая вернуться.

ИТ-индустрия всегда была более склонна к повторному найму людей, и, возможно, другие отрасли последуют этому примеру. В июне 2021 года исследователи опросили 39 сотрудников-бумерангов в сфере ИТ и обнаружили, что большинство из них были больше удовлетворены работой, вернувшись после увольнения, благодаря улучшению условий труда.

Доцент кафедры менеджмента в колледже Провиденс Дейдре Снайдер обнаружила, что работникам-бумерангам в фирмах, оказывающих профессиональные услуги, платят примерно на $10 тысяч в год больше, чем их коллегам, которые остались. Такое наказание за лояльность может ощущаться «как пощечина», говорит она, и представляет собой большой риск для компаний с культурой сотрудников-бумерангов.

Снайдер утверждает, что руководителям нужно заботиться о людях, которые остались, и обеспечивать равное к ним отношение. «Они рискуют нанести ущерб культуре и отношениям с ценными сотрудниками», — говорит она. Компаниям также следует умерить свои ожидания — исследования Снайдер показывают, что сотрудники-бумеранги не обязательно более эффективны, чем работники, нанятые извне, и более высокая зарплата не всегда заставляет их работать усерднее.

Именно этот последний момент очень важен в нынешней атмосфере найма: возвращение уволившегося показывает, что корпоративная культура хороша, но также подает важный сигнал для остальной компании, что нет ничего лучше.

Люди могут вернуться на старую работу через какое-то время, но истинное испытание успешного бумеранга — это то, как надолго задержатся на прежнем месте вернувшиеся. Албури считает, что возвращаться на прежнее рабочее место в ближайшие месяцы — слишком рано. Да, в других компаниях прямо сейчас не обязательно более выгодные условия, но многие из них создают инклюзивные программы, которые включают гибкий график и удаленную работу. «Будет интересно посмотреть через год, сколько людей совершили двойной прыжок, — говорит он. — Я думаю, что их будет больше, чем тех, кто вернулся».

©



You may also like