Из 30 лет, которые я нахожусь в ресторанной отрасли, 20 лет я хожу по Москве в надежде найти инвестора на проект сети пельменных. С кем только я не встречался за эти годы: с банкирами и девелоперами, с олигархами и их представителями, с рестораторами и бандитами — всех не упомнишь. Но две истории были особенно яркими, хоть и провальными. После них я убедился, что в поиске инвестора не бывает достаточной подготовки.

Я закончил РЭА им. Плеханова по специальности «Организация и технология общественного питания» и уже 30 лет работаю в ресторанном бизнесе. Прошёл по служебной лестнице от повара и бармена до управляющего ресторанного комплекса с количеством подчинённых в 300 человек: на этой позиции нахожусь 25 лет. Я досконально знаю все процессы, связанные с ведением ресторанного бизнеса в предприятиях различной ценовой категории: рестораны, кафе, фастфуд, стритфуд. И последние 20 лет я хочу делать своё — не просто быть директором, а полноценно строить бизнес в уже знакомой сфере.

Общепит — тот вид бизнеса, где легче и быстрее всего достучаться до потребителя. Цепочка «бизнесмен — продукт — потребитель» здесь будет наиболее короткой и персонализированной. А шансы, что клиент запомнит и полюбит именно условного предпринимателя Иванова, выше всего. Потому что именно через еду легче понравиться человеку, пробиться к его сознанию. Это естественная потребность, которую никакому кризису не убить: всем нужна еда. Поэтому потребитель лучше всего запоминает и ценит того, кто его вкусно кормит. Да, клиент в ресторане заметит и удобный стул, и хороший современный телевизор, но в первую очередь он оценит качество еды и вернётся за ней. Поэтому дайте человеку качественное блюдо по разумной цене, и он ваш.

При этом еда должна быть ещё и доступной. Многим хочется чёрную икру и фуа-гра, но не такой большой процент населения может себе её позволить. Поэтому хочешь успешный ресторан с большой прибылью — делай массовый продукт. В мире самой распространённой будет пицца, в России с ней соперничают пельмени. Достаточно зайти в супермаркет и подойти к витрине с «заморозкой»: по величине секций с условными котлетами, пельменями и прочими продуктами будет понятно, на что самый большой спрос.

Поэтому я решил делать свой проект. Цель — накормить среднестатистического мужчину за 300 рублей, а женщину или подростка — за 200 рублей. При этом еда должна быть вкусной, русской, отпускаться быстро (то есть быть фастфудом).



Слишком мелко для инвестиций

В 2000 году я сотрудничал с «Никойлом» (сегодня это «Уралсиб»): делал заключение независимого специалиста о работе их ресторана. Тогда это называлось «анализ текущего состояния дел», позже я перешёл на более распространённую формулировку — «консалтинг». Это была первая моя отдельно оплачиваемая работа, связанная с консультацией: до этого работал исключительно директором, выше которого только учредители. И чем их больше, чем сложнее, потому что каждый советует своё, а управлять тебе.

Рестораном то, что было у «Никойла», назвать сложно: скорее, большая корпоративная столовая в стеклянном здании у станции метро «Фрунзенская». Пока я готовил свой анализ и писал рекомендации, познакомился с женщиной из отдела персонала и в неформальной беседе рассказал про свою мечту открыть сеть пельменных. Новая знакомая пообещала свести меня с кем-то из руководства «Никойла», чтобы я обсудил вопрос сотрудничества и инвестиций.

В последний день моей работы, когда я написал отчёт и «защитился» перед комиссией, моя знакомая устроила мне встречу с этим руководителем. Мужчина оказался интересным и вежливым, внимательно выслушал, спросил, сколько нужно денег на пельменную. Я заторопился с ответом, засуетился и, как сказал бы Остап Бендер, «потерял лицо». У меня не было четкого понимания, поэтому как-то неуверенно обрисовал, что это пилотный проект, он потребует $500 000. Но я лишнего цента не потрачу, готов работать через доверенного человека от инвестора, все расходы будут согласованы.

Ответ я получил неожиданный: «Нас интересуют проекты с вложениями от $30 млн». Никакой сделки, соответственно, у нас не случилось. Мы распрощались, но я перед уходом всё же спросил, может, кто заинтересуется. Хотя смысла не было — очевидно, что нет. Я сделал вывод, что никогда не поймёшь, какие цифры хочет видеть инвестор, если вы встречаетесь без подготовки и в первый раз. Соответственно, шансов на положительный исход мало.

Ни ответа, ни совета

Примерно через полгода, летом 2001, в Marriott проходила выставка индустрии гостеприимства для рестораторов. Там можно было познакомиться с разными игроками рынка: кто продукты предлагал на своих стендах, кто оборудование, кто инвентарь. Я заинтересовался стендом кадрового агентства «МаксПро». Здесь важное уточнение: на выставку я пришёл с похмелья, поэтому явно не производил впечатления серьёзного человека, настроенного на деловые переговоры.

Подошёл к сидящей у стенда «МаксПро» женщине, представился и не очень внятно сказал, что у меня есть проект пельменной. Спросил, может, кому-то в их агентстве это будет интересно, и могу ли я пообщаться с руководством. Женщина пригласила руководителя, его звали Максим. Я ему рассказал про идею, оставил бизнес-план, посетил фуршет и ушёл.

Максим мне устроил встречу с банкирами, которые меня выслушали, но, как я узнал потом, вписались в другой ресторанный проект. И после этой встречи долгое время у меня не случалось реальных коммуникаций с потенциальными инвесторами.

Потом был длительный период тишины, за время которого бизнес-план обрастал подробностями, а я предлагал проект владельцам некоторых ресторанов, где работал управляющим, — тем, кто потенциально мог им заинтересоваться. В 2010 я управлял рестораном «Москва» в Зеленограде и познакомился с Алексеем Немерюком. Ему тоже попытался пропихнуть свой пельменный проект: он меня выслушал и бизнес-план забрал с собой. Но, видимо, как-то не так я предлагал или во мне что-то не то, но развития эти попытки не получали.

Хотя пельменные в России открывались каждый год, и не по одной. Первое время я даже в каждое новое заведение ходил смотреть и пробовать, убеждался, что «всё не то», и успокаивался. Последнее время уже не пробовал, просто смотрел на цену — этого оказывалось достаточно, чтобы понять, что из проекта ничего не получится. Ни один из этих пельменных проектов во что-то стоящее не развился.

Высококлассная экспертиза

С 2012 года я уже не носил печатный бизнес-план — я его рассылал по найденным в интернете инвесторам. За десять лет отправил около тысячи писем. Ответ получал от одного из 50: «пришлите подробности» или «неинтересно». Остальные вообще не отвечали. Отправлял информацию с бизнес-планом рестораторам, чьи контакты находил. Ответил и пригласил на встречу всего один.

Несколько раз в поисках инвесторов я попадал на деньги, самая крупная история — на $4000. Нашёл в интернете инвестора, который был готов вложиться в стартап на любой стадии в обмен на участие в управлении. Любые сферы бизнеса, кроме ИТ. Также указаны предпочтительные сферы. Объем инвестиций — от 5 млн, окупаемость от 60 месяцев.

Я написал на почту инвестору, приложил бизнес-план. В ответ получил длинное и обстоятельное письмо с желанием инвестировать в мой проект. Но сначала я за свой счёт должен провести стороннюю экспертизу. И упомянул, что можно сделать это в РКИПП (Российский комитет по инвестициям и поддержке предпринимательства). Я посмотрел цены на сайте, позвонил: мне обозначили 126 000 рублей, шесть экспертов проверяют. После я изучил цены у других организаций, получается чуть дешевле, но дольше. Поэтому выбрал РКИПП.

Когда пришли результаты, скинул их инвестору и получил в ответ, что проект ему не подходит. После он не отвечал на письма.

Конец у истории, правда, хороший. Два года назад я нашёл инвестора из Краснодара, в конце октября 2019 года мы зарегистрировали юрлицо «Пельменная “Проще простого”» для запуска пилотного заведения в Краснодаре и последующего построения сети. У нас с инвестором равные доли в проекте.

Чек-лист: рекомендации для предпринимателей в поиске инвесторов: 1. Используйте все каналы поиска и знакомства — не исключено, что полезными окажутся совсем посторонние люди, на которых вы не ставили. 2. Примите мысль, что поиск будет долгим: это не история про месяц или даже полгода. 3. Будьте готовы многократно переделывать бизнес-план и презентацию под каждого инвестора и по мере переосмысления проекта. 4. Старайтесь как можно больше узнать об инвесторе заранее — поможет и от мошенников уберечься, и лучше понять, как подступиться к конкретному человеку. 5. Ищите человека, с которым совпадаете по мировоззрению и ценностям, — больше шансов на продуктивную работу и меньше рисков конфликтных ситуаций.

Фото: depositphotos.com

Читать далее

©



You may also like