Криминальный авторитет Вилор Струганов по прозвищу Паша Цветомузыка в 90-е был заметным участником «алюминиевых войн» и одним из ключевых соратников Анатолия Быкова — «теневого губернатора» Красноярского края. Биография Струганова — прекрасная иллюстрация тех противоречивых времён: в ней нашлось место убийствам и инсценировке собственной гибели, попытке пробиться во власть и уголовным делам о терроризме. Об извилистом жизненном пути известного бандита — в нашем материале.

Вилор Струганов родился 24 сентября 1964 года в женской колонии в городе Мариинске Кемеровской области. Его мать Елена отбывала срок за хищение продуктов из государственной столовой, которой заведовала. Она дала сыну необычное имя в честь вождя мирового пролетариата: Вилор расшифровывается как «Владимир Ильич Ленин — организатор революции» (хотя есть и другие варианты — «освободил рабочих», «отец революции» и т. п.).

Будущий криминальный авторитет это имя не любил и предпочитал, чтобы его называли Павлом. Позже ему дали прозвище Цветомузыка из-за нервного тика, который вызывал частое моргание.

Ранние годы и встреча с Быком

Ещё в юности Паша-Вилор занялся мелким криминалом. Первый тюремный срок он получил, когда ему было 22 года: Струганов украл на красноярском рынке джинсы стоимостью 250 рублей. За первой отсидкой последовало ещё более серьёзное преступление — в 1990-м бандита приговорили к семи годам за похищение торговца цветами из Узбекистана, не желавшего платить дань, и попытку получить выкуп у его близких.

В 1994 году Паша Цветомузыка освободился условно-досрочно и вернулся в Красноярск (но, по свидетельствам его «коллег», на свободе Струганов оказался уже в 1992 году, хотя в то время должен был отбывать срок в колонии-поселении). Именно в этот период началась его настоящая криминальная карьера.

Вчерашний зэк сколотил банду, которая, среди прочего, крышевала Центральный рынок и несколько автозаправок в Красноярске. Тогда же Цветомузыка познакомился с «алюминиевым королем» Анатолием Быковым, который носил запоминающиеся прозвища вроде Челентано и Толя Бык.

По воспоминаниям Быкова, они со Стругановым познакомились в спортзале «Спартак». Эта точка была излюбленным местом встречи бригады «быковских», которые выделялись среди других банд отсутствием вредных привычек и любовью к спорту. В «Спартаке» они любили играть в регбол — вариацию баскетбола с элементами жёсткой силовой борьбы.

Паша Цветомузыка стал одним из ближайших соратников Быкова, которому уже в 1992 году принадлежало 10% акций Красноярского металлургического завода (КрАЗа) — одного из крупнейших предприятий Сибири. Позднее авторитет и вовсе увеличил долю до 28%. Струганов был полезен такой крупной фигуре благодаря своим связям, налаженным во время отсидок.

«Общительный Цветомузыка нужен был как “слуга двух господ”, он был своим и в воровской среде, и в мире тех “бизнесменов”, что отнимали у неё власть. Со многими ортодоксальными лидерами уголовного мира Быков разговаривал именно через Струганова», — писала «Новая газета».

Смерть и воскрешение

Паша Цветомузыка оставался «правой рукой» Быкова большую часть 90-х. В 1999 году у Толи Быка, который к тому времени успел стать депутатом Заксобрания Красноярского края, начались проблемы. Против него возбудили уголовные дела по подозрению в убийстве конкурента — бизнесмена Александра Губина — и отмывании денег, полученных криминальным путём.

Быков был вынужден покинуть Россию, но осенью того же года его задержали при переходе границы Югославии и Венгрии. Затем авторитета экстрадировали в Россию, и следующие несколько месяцев он провёл в СИЗО. В этот неспокойный период Струганов оставался главным доверенным лицом своего партнёра в Красноярске.



В то же время многим начало казаться, что Цветомузыка стал позволять себе слишком многое — бандита даже заподозрили в том, что он пытается занять место своего патрона. Люди Струганова начали собирать «дань» с красноярских бизнесменов, которую раньше получал Быков и его команда. Появлялись и другие свидетельства того, что Паша хочет отодвинуть старшего партнёра в тень. Он стал более публичным и всё чаще мелькал по телевидению.

Недоброжелатели поговаривали, что таким способом Струганов пытается затмить Быкова, который в ходе «алюминиевых войн» — во многом случайно — приобрёл репутацию народного героя и защитника простых людей (о его противостоянии с британской компанией Trans World Group «Секрет» писал ранее).

Вероятно, Паша Цветомузыка никак не ожидал, что в конце лета 2000 года Толя Бык выйдет на свободу (хотя обвинения в убийстве с него так и не сняли). По слухам, тогда же между ними произошёл конфликт. Быков отказывался от встреч со Стругановым и даже перестал брать телефонную трубку, когда ему звонил бывший партнёр. Паша, который ещё вчера метил в «крестные отцы» Красноярска, стал опасаться за свою жизнь.

В этот момент с его подачи в игру включились силовики: Струганов обратился в ФСБ, и чекисты разработали довольно экстравагантный план поимки Быкова, который якобы начал охоту на бывшего партнёра.

29 сентября 2000 года стало известно, что Пашу Цветомузыку и его соратника Вячеслава Исминдирова по кличке Слава Палач (в прессе его называли киллером, работавшим в банде авторитета) нашли убитыми в квартире на Кутузовском проспекте в Москве. Журналисты засняли, как милиция увозит с места расправы пластиковые мешки с телами внутри. В свою очередь, оперативники заявляли, что убийство «напрямую связано с борьбой за сферы влияния между преступными группами».

Но уже довольно быстро стало понятно, что обе жертвы «убийства» живы, а обман потребовался для того, чтобы вывести Быкова на чистую воду. По одной из версий, операцию изначально срежиссировала ФСБ. В пользу этой теории говорит тот факт, что незадолго до «покушения» Струганова заподозрили в убийстве директора госпредприятия «Краевые рынки» Виталия Парфёнова, но не стали надолго заключать под стражу и отпустили на свободу. Вероятно, Паша Цветомузыка стал удобным инструментом, который силовики использовали, чтобы добраться до Толи Быка.

Так или иначе, после мнимого убийства события развивались весьма стремительно: киллер Александр Василенко, который вместе со Стругановым работал на ФСБ, вернулся в Красноярск и отчитался перед Быковым о выполнении заказа. Запись этого разговора в дальнейшем стала ключевым доказательством в суде.

Защита утверждала, что беседу воспроизвели не полностью, взяв только те фрагменты, которые были выгодны следствию. По словам адвокатов, Быков долго пытался выяснить у Василенко, что именно тот сделал, зачем приехал в Красноярск и кто дал поручение устранить Струганова, но всю эту часть из разговора вырезали.

Также сообщалось, что позднее Василенко отказался от своих показаний и признался, что оклеветал Быкова по просьбе Струганова, за которым якобы стояли влиятельные люди, имеющие отношение к алюминиевой отрасли.

Несмотря на неожиданное признание, криминальному авторитету всё равно вынесли обвинительный приговор: в 2002 году Мещанский суд Москвы приговорил Быкова к 6,5 годам лишения свободы условно. Хотя осуждённый смог избежать длительного срока, во время пребывания в СИЗО принадлежащую ему долю КрАЗа сильно уменьшили за счёт выпуска дополнительных акций. Позднее он вынужден был продать «Русалу» свой пакет акций предприятия.

Взрывная кампания

Вскоре после инсценировки убийства и ареста бывшего партнёра Струганов попытался начать карьеру в политике. Ему и здесь не давали покоя лавры Быкова, который стал депутатом Законодательного собрания Красноярского края ещё в 1997 году. Паша Цветомузыка пошёл по тому же пути.

Казалось, что он выдвигается не в региональный парламент, а как минимум в Госдуму: его пресс-секретарём стал глава местной гостелерадиокомпании, а из Москвы брать интервью у Струганова прилетела звезда федерального телевидения Арина Шарапова. Беседа оказалась очень комплиментарной и выставляла кандидата в самом лучшем свете.

«Действительно, вы похожи немножко на Робин Гуда — человека, который борется за правду. Я желаю вам в этой борьбе победы», — заявила Шарапова. Кроме того, ходили устойчивые слухи, что Пашу Цветомузыку поддерживает команда губернатора региона Александра Лебедя. Но ничто из перечисленного, включая крупнокалиберную пропаганду, не помогло Паше добиться победы. В отличие от Быкова, он никогда не пользовался народной популярностью и на выборах набрал около 6% голосов.

В самом конце избирательной кампании, 21 декабря 2001 года (за два дня до выборов), произошло сразу два покушения на жизнь Струганова. Сначала прогремел взрыв в канализационной трубе в доме кандидата — утверждалось, что никто не погиб просто по случайности.

Затем взрывное устройство сработало на крыльце красноярской школы № 100, где Цветомузыка должен был встретиться с избирателями. Погиб один человек и ещё одного ранило. Казалось, кто-то открыл на авторитета охоту, но у следователей возникла другая версия. Через несколько дней Струганова задержали и обвинили в терроризме. По данным правоохранительных органов, он сам организовал эти взрывы, чтобы привлечь внимание к себе перед днём голосования.

Обвинение строилось на показаниях одного из исполнителей теракта — Андрея Дударева. Он рассказал, что Струганов нанял его для минирования нескольких объектов, но в школе взрывное устройство сработало самопроизвольно. В результате погиб второй подрывник, Григорий Проскуряков, а Дударев лишился зрения, раскаялся и решил признаться в содеянном.

Кроме терроризма, Пашу Цветомузыку обвинили в покушении на убийство своего друга Валерия Михеева. Оказалось, что его джип тоже был заминирован. При этом Михеев на суде заявил, что Струганов не хотел его убивать и сам пользовался этим автомобилем. В деле о взрывах также имелись несостыковки — в частности, некоторые свидетели обвинения рассказали о том, что на них оказывали давление и требовали дать показания против Струганова. Это не помешало суду признать авторитета виновным: 15 июня 2004 года его приговорили к девяти годам колонии.

Эхо 90-х

Цветомузыка вышел из тюрьмы условно-досрочно в 2011 году, но ему не слишком долго пришлось наслаждаться свободой. В начале 2014 года Струганова объявили в розыск по делу о пяти убийствах, совершённых в Красноярске в 90-е в ходе борьбы за передел сфер влияния в бизнесе. Среди жертв той войны были видные криминальные авторитеты — Юрий Толмачёв (Толмач), Анатолий Артюшков (Артюшок) и Владимир Филиппов (Филипп). По версии следствия, Паша просто устранял конкурентов, которые перешли ему дорогу.

Серия расправ началась в мае 1994 года. Убийца спрятался в подвале дома Толмача и открыл огонь из автомата Калашникова через вентиляционное окошко, когда жертва вышла на улицу. 7 ноября 1995 года бандиты убили бизнесмена Сергея Михайленко, которого Цветомузыка заподозрил в намерении убрать его партнёра по бизнесу.

10 января 1997 года расправились уже с одним из исполнителей убийства Михайленко Виталием Тельпяковым — Струганов якобы боялся, что тот проболтается о совершённых преступлениях. Другой киллер забил Тельпякова до смерти бейсбольной битой или прикладом оружия.

Наконец, 21 июля 1997 года люди Цветомузыки застрелили Артюшкова на автостоянке, а 18 июня 1998 года убили Филиппова. Следователи считали, что авторитеты поплатились жизнью за свою попытку занять место «смотрящих» (отвечающих за порядок) в Красноярском крае.

Струганова поймали довольно быстро: уже в марте 2014 года подозреваемого в организации убийств задержали в съёмной квартире на юго-западе Москвы. Свою вину он признавать отказался. Приговор Цветомузыке вынесли в апреле 2015 года. Прокурор запросил для обвиняемого 25 лет лишения свободы, но суд оказался намного снисходительнее и приговорил известного гангстера к девяти годам (но затем Верховный суд добавил ему ещё один год, сочтя наказание слишком мягким). Сейчас Паша отбывает наказание в колонии строгого режима.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com

Читать далее

©



You may also like