Россиянин, отсидев срок в тюрьме, пошёл в монастырь — работать. За свой труд мужчина даже получал кров и какие-никакие деньги, но религиозное учреждение не спешило узаконивать их отношения. Так россиянин проработал 12,5 лет — а потом, когда пришла пора уходить на покой, обнаружил неприятный сюрприз. Пенсионный фонд отказался платить ему пенсию, так как монастырь не отчислял за него взносы. Как суд рассудил этот спор — и почему он поучителен для всех?

Что произошло

Житель Петрозаводска Борис Супанов (имя изменено), отбыв свой срок в местах лишения свободы, никак не мог найти работу. Вставал на биржу труда, пытался устроиться разнорабочим — но всё без толку. Тогда он пошёл водителем в близлежащий монастырь.

Работу было трудно назвать непыльной: кроме управления авто, мужчина заготавливал дрова и помогал в других хозяйственных работах. В общей сложности Супанов проработал в религиозном учреждении более 12,5 лет. По его словам, оплату труда перечисляли регулярно — каждую неделю.

Проблемы обнаружились, когда пришла пора уходить на пенсию: пенсионный фонд отказал Супанову в выплате из-за нехватки трудового стажа. Оказалось, что годы работы в монастыре нигде не учтены. Религиозное учреждение не сообщило о своём работнике в госорганы и не заплатило за него взносы в ПФР и ФСС.

Чтобы вернуть себе право на достойную старость, Супанов пошёл в суд.



Что решил суд

В суде мужчина рассказал, что больше 12 лет работал в монастыре, подчинялся трудовому распорядку, получал заработную плату и выполнял определённые трудовые функции. Однако работодатель не заполнил его трудовую книжку и не издал приказы о приёме на работу и об увольнении .

Чтобы доказать, что он работал в монастыре, мужчина предоставил несколько документов:

  • анкету к заявлению на получение кредита, где указано место и время работы в монастыре;
  • постановление райсуда о прекращении производства по административному делу, в тексте которого указано, что он работал водителем в монастыре;
  • трудовой договор с пролонгацией (подробностей, что это за договор, нет; суд даже не стал рассматривать его по существу).

Представители монастыря парировали тем, что Супанов, освободившись из мест лишения свободы, просил монастырь приютить его, накормить, а работу трактовали как оплачиваемое «трудовое послушание».

«Монастырь самостоятельно себя обеспечивает продукцией для собственных нужд, производит восстановление разрушенных храмов и зданий на территории монастыря, существует в основном за счёт благотворительности и пожертвований, в том числе в форме трудовых послушаний, исполняемых прибывающими в него с целью приобщения к молитве и труду гражданами», — приводятся доводы монастыря в решении суда.

Впрочем, и сам Супанов не скрывал, что за эти 12,5 лет несколько раз вставал на учёт на биржу труда — а значит и сам, несмотря на годы труда в монастыре, считал себя безработным, указал суд.

Суд не стал рассматривать дело* по существу и отклонил иск из-за того, что Супанов пропустил срок исковой давности — три месяца с момента, когда стало известно о нарушении прав. Довод Супанова о том, что он узнал о проблемах только от ПФР, признали несостоятельным.

Отдельно суд отметил, что «оснований для удовлетворения исковых требований не имеется и по правовым основаниям», так как без трудового договора Супанов не может доказать, что монастырь был его работодателем.

Что считают юристы

Что касается работы на монастырь, здесь действуют общие правила трудового законодательства: работники религиозных организаций и священнослужители подлежат социальному обеспечению, социальному страхованию и пенсионному обеспечению, рассказала «Секрету» ведущий юрист Европейской юридической службы Ольга Широкова.

«Но есть нюанс: “оплачиваемое трудовое послушание в монастыре” считается трудовыми отношениями, только если с гражданином заключили трудовой договор в письменной форме. В этой ситуации трудовой договор не был заключен», — добавила она.

Опрошенные «Секретом» юристы называют дело Супанова назидательным для россиян. Оно показывает, как важно при выполнении определенной работы письменно оформлять отношения с работодателем. «Истец не смог доказать сам факт вступления в трудовые правоотношения с монастырём. Это можно было бы предотвратить, если бы он своевременно и документально оформил возникновение, изменение или прекращение трудовых правоотношений», — сказал «Секрету» адвокат АП Москвы Александр Иноядов.

Без письменного договора гражданин может лишиться прав на гарантированные трудовым законодательством гарантии и льготы: отпуск, оплачиваемый больничный и даже на пенсию, добавляет Ольга Широкова. «Конечно, данное решение первой инстанции, поэтому гражданин вправе был обжаловать данное решение в установленные сроки и в установленном порядке. Но он этого делать не стал», — резюмировала она.

*Дело № 2-64072020 Карельского городского суда.

Читать далее

©



You may also like