Вчера достала из почтового ящика газеты «Восточный округ», скопившиеся там за много месяцев. Я люблю газеты, хотя бросила их покупать, променяв на чтение разнообразных сайтов. Поэтому с удовольствием прочла эти районные газеты, в то время как раньше не стала бы этого делать.

Все очень миленько, позитивно. В январе на Измайловском проезде видели лису, а в какой-то из летних месяцев одна дама, гуляя по парку с игуаной, спустила ее с поводка, чтобы сделать селфи, а та от нее сбежала. Полиция была отправлена на поиски редкого животного, а вот нашли ли, не сообщили. Еще у кого-то сбежал тарантул. На бульваре Рокоссовского ястреб растерзал голубя.
Редакция «Восточного округа» реагирует на письма читателей и исправляет имеющиеся безобразия: где-то отремонтировали скамейку, а где-то вставили стекло на автобусной остановке.

22 троллейбус стал автобусом. Деревянные шпалы заменили на пластиковые. Открылась станция большого кольца – «Электрозаводская». Пока от нее можно доехать до «Лефортовской», а вот до «Сокольников» еще нельзя.
Черкизовский пруд, оказывается, чуть ли не самый старый искусственный пруд в Москве, а выкопали его при ордынском царевиче Черкизе.
В Сокольниках растет дуб, которому 240 лет.
Счастливые жители въезжают в новые квартиры, полученные по программе реновации.
То есть все хорошо.

Отдельной строкой все лето печатали высказывания мэра Собянина, который рассказывал, что второй волны заболеваемости не будет и анонсировал открытие того и этого. А что же он заявлял, когда заболеваемость поднялась? Что принятые им своевременные меры позволят обойтись минимальными потерями. Например, больных очень хорошо лежать во временных госпиталях в Сокольниках и на ВДНХ.
Теперь мэр говорит, что не будет третьей волны заболеваемости и опять радует граждан снятием ограничений. Надеюсь, граждане рады. Они же так страдали, так страдали.
Вот и Путин не устает повторять, что благодаря принятым вовремя мерам и хорошему состоянию нашей медицинской науки и здравоохранения, смертность от Ковида у нас в разы меньше, чем в других странах. Неописуемая радость разных людей, что в Европе все сидят по домам, а у нас свободно ходят в рестораны, театры, торговые центры.
Интересно, в каких?

В 2020 году в США умерли 3200000 млн человек, в 2019 – 2 908,94 – 13%.
А что у нас? В 2019 году умерло 1798307 человек, а в 2020 – 2 млн. 124 тыс. человек.
У нас прибавка в 324 тыс., т.е. на 18%.
Вот это и есть успех? А неудачей бы что считалось? Миллион?

Напомню, что с начала 2013 года по конец 2019 года количество младших медработников было сокращено до 265 тыс. человек (в 2,6 раза). А среднего медперсонала – до 1,314 млн человек (на 9,3%), врачей урезали до 704 тыс. человек (на 2%). При этом врачей-инфекционистов сократили на 10%. Осталось 6 884 специалистов. Почти в 2,4 раза сократилось и число коек инфекционного профиля. В 1990 году их было всего только лишь 140 тысяч, а на момент пандемии – 59 тысяч профильных больничных мест.

Единственное, с чем можно сравнить: численность населения Украины составляет около 41,5 млн человек, за прошедший год она сократилась на 314 тыс. Правда, у нас сократилась на 500 с чем-то тысяч, т.к. в это число входят мигранты и падение рождаемости. Но избыточная смертность у них якобы 6%. Но Украина – это, вообще, особая статья. О ней в другой раз.

Пострадал и обычный коечный фонд. По данным Минздрава, в 2013 году сократили 35 тысяч больничных коек. В 2014 году ещё 50 тысяч коек. В 2015–ещё 41 тысячу коек. Ну, а в 2016 году напряглись – 31 тысячу больничных мест.

В результате э еще в доковидную эпоху нагрузка на профильных врачей выросла более чем в два раза.

В 2000–2015 гг. количество больниц в России сокращено в два раза, с 10,7 до 5,4 тыс. При сохранении таких темпов уничтожения больниц (около 350 в год). А всего больниц должно остаться 3000, как в 1913 году.
Были ликвидированы и профильные научные учреждения, например, институт вирусологии.

Чудес на свете не бывает. РФ тратит на финансирование здравоохранения 5.3% своего ВВП. Это 574 доллара на человека. Если к этому добавить низкую ожидаемую продолжительность жизни населения (72,7, м.67.8, ж.-77,8) и очень низкую ожидаемую продолжительность здоровой жизни населения (64.2, м.- 60,7, ж. -67.5), то очевидно, что потери от Ковида должны были быть большими, и они таковыми и оказались.
Если говорить об Испании, то там ожидаемая продолжительность жизни – 83.4, м.-80.7, ж.-86.3 и ожидаемая продолжительность здоровой жизни 72.1, м.-71.3, ж-72.9. То есть, в том возрасте, когда у нас люди умирают, у них только начинают сталкиваться с возрастными заболеваниями. А расходы на душу населения у них – 2 736 долл., а в процентах от ВВП – 9%.
Таким образом, нам не следует равняться с Испанией: у них от Ковида умерли те, кому хорошо за 80, а у нас те, кому только исполнилось 60.
Причины этому разные. Испания, например, не тратит столько денег на оборону (хотя официально РФ тратит 3.5% от ВВП, а Испания – 1.1%). Но даже при этом они почти год держали строгий карантин и до сих пор держат, а у нас что-то смешное было 2 месяца, а после полная расслабуха. А ведь казалось бы, если нет денег на нормальную медицину, если население в целом – слабое, болезненное, то сделай хотя бы то, что можешь: устрой нормальный карантин.

Сколько блогеров орали, что карантин – это смерть! Они и сейчас орут. 360 тысяч лишних смертей за 2020, а если считать с апреля по апрель, то будет не меньше 500 – им ерунда. Главное, что их не затронуло. Я не сомневаюсь, что если бы вопрос стоял так: карантин и маска для них или смерть всех наших людей (при условии, что они и их близкие будут живы и здоровы), они бы на карантин не согласились.
Среди этих людей много психических больных, но есть и откровенные негодяи. Что же, они победили.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Новости)

©



You may also like