Как хорошо известно всем слушателям российского телевизора, благодаря мудрым решениям партии и правительства коронавирус типа побежден, но не до конца и надо сохранять бдительность. Что мы и делаем.

С учетом практики «работы на ковиде» рекомендации минобра и минздрава в нашем Первом медуниверситете выполняются не просто строго, а со звероподобным усердием.

Все лето, хотя карантина не было и сотрудники должны были ходить на работу, вход обучающимся в учебные корпуса был запрещен.
«Посвящение в первокурсники» проводилось дистанционно, по видеосвязи.
Все лекции читаются только дистанционно. Начальство строго рекомендовало все, что можно, из семинаров тоже перевести на дистанционную форму.

Также есть требование по возможности разделять группы на части и проводить занятия с ними по-отдельности. Аналогичные требования и по занятиям в научных кружках, «школах мастерства» и т.д. В связи с этим изменен режим работы, теперь мы работаем с 8 утра до 9 вечера.

На Ученом совете ректор очень переживал по поводу приема.
Во-первых, провален прием иностранцев, которых в нашем славном университете аж около двух тысяч. В нынешней ситуации никто не хочет платить кучу денег, чтобы дистанционно учиться на врача.
Во-вторых, верхнее начальство неожиданно узнало, что врачей в стране сильно не хватает, и в связи с распоряжением Путина во все медвузы увеличен прием, причем 70% поступивших – целевики. По этому поводу ректор сильно расстраивался, нам это не надо, и так много желающих, в результате приняли относительно слабых студентов по целевому набору, отразив более сильных. Было высказано, что нужно дифференцировать план приема, что провинциальным вузам лучше поставить 80%, а нам – 50%.



Есть некоторые проблемы в организации обучения. Особенно плохо с практикой.
Этим летом студентов-медиков на практику в больницы не пустили. Сейчас большинство больниц тоже против, тем более что практику надо проходить вечером после занятий.
Отдельная проблема – со студентами-иностранцами. Их в страну не пускают, они обучаются дистанционно. Это касается и тех студентов, которые обучаются на английском языке, но при этом физически находятся в России.
Их неожиданно много. Например, остались студенты из Ирана, которых у нас десятки, если не сотни. На вопрос, а почему они не поехали домой, они честно отвечают, что там их заберут в армию.
Так как возможности серверов и группы техподдержки нашего сугубо медицинского вуза примерно такие же, как возможности физтеха в проведении лечебной работы, то нормальный доступ с авторизацией обеспечивается только для приема экзаменов, а занятия приходится вести подручными способами, по электронной почте, скайпу и пр. Одна из моих преподавательниц жаловалась, что в результате она обучает студентов-иностранцев в количестве раза в три больше, чем должно было быть в группе. Есть ощущение, что многие просто присоединились и учатся на халяву.

Слежу за режимом, чтобы классы вне занятий и в перерывах проветривали. Летом написал заявку на установку в компьютерных классах кварцевых ламп. Пока не сделали. Купил две китайские безозоновые кварцевые лампы, кварцуем пока своими силами.

У студентов в учебных корпусах – строгий масочный режим. Первую неделю некоторые потихоньку высовывали нос наружу, потом перестали. Смирились. Более того – они и по лестницам, где контроля нет, теперь (почти все) ходят в масках. Однако перчатки надевать не заставляют – у некоторых развивается контактный дерматит.

Преподавателям официально разрешили во время занятий маску снимать. Пробовал вести занятие в маске – не получается. Во-первых, меня плохо слышно, во-вторых, от гипоксии через полчаса начал заговариваться. Теперь, когда говорю, маску снимаю.

Преподаватели, кстати, очень рады, что все-таки вышли на работу, соскучились. Да и дистанционное образование по своей результативности близко к сексу по телефону. Довольны ли студенты – не знаю, под маской не видно.

На входе в корпус дежурит медсестра и измеряет температуру, если повышенная – не пускает. Пару дней назад так задержали одну из преподавательниц соседней кафедры, утром прошла нормально, а после обеда – 37,5.

Студентам на входе выдают маски, преподаватели снабжаются за свой счет.

Прошла информация, что ковидка обнаружена у одной преподавательницы анатомии, и в обсервацию вместе с ней отправили и всю ее группу. Ну теперь за две недели они анатомию выучат.

Охрана на входе зверствует. Вчера произошла трагикомическая ситуация – одна из студенток пропала в перерыве. На перерыв мы всех выгоняем и запираем помещение, чтобы не надо было вещи с собой носить. После перерыва: сумка лежит, студента нет. Оказывается, она в перерыве вышла из корпуса в ларек рядом, купить бутылку воды. Обратно без пропуска не пустили. Пришлось ей как-то передавать, чтобы ей сумку с пропуском вынесли.

Из-за зверств охраны с соавторами из других учреждений общаюсь по телефону, приехать ко мне они не могут. Вчера говорил три часа, сегодня продолжу – все не обсудили.

Противоэпидемический режим соблюдают не только подневольные студенты, но и профессура. Я ехидничал, что весной во время заседания Ученого совета по выборам ректора все были без масок, да еще и проректоры всем пришедшим руку пожимали. Теперь же на совете все были в масках, только докладчик снимал ее во время выступления, стулья стоят на расстоянии.

Из-за противоэпидемической настороженности происходят всякие казусы. Вот в четверг у меня разболелось горло, еще и спать весь день хотелось. Поэтому я прокварцевал квартиру, спрятался в спальне, а жену, когда она вернулась на с работы, отправил на диванчик. В спальне прятался пока она не ушла утром на работу, потом померял температуру – 35,2. Кстати, одна из форм ковидки проходит именно на пониженной температуре. В пятницу у меня были только дистанционные лекции, так что работал из дома, а жене отзвонил, чтобы она домой не возвращалась, а шла ночевать к маме. Теща, естественно, стала выносить ей мозг предположениями, что это я так хитро хочу ее выжить из квартиры. В субботу утром пошел, сдал анализы, в ночь с субботы на воскресенье пришла почта, и ПЦК, и глобулины – результат отрицательный. Жена вернулась обратно, в понедельник я – на работе.

За 3 недели заболеваемость в России возросла на 20%, более 5,5 тысяч. Кстати, в Испании за день – 25 тысяч новых случаев, самое большое количество за все время наблюдения. Во многих других странах – то же, но всем уже пофиг, надоело.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Медицинские байки)

©



You may also like