Представьте, что сосед обвиняет вас в краже. Вы этого не совершали. Но сосед не верит и продолжает настаивать. В это время подходят другие соседи и наблюдают, как разворачивается противостояние.

Как бы вы отреагировали на ложное обвинение? Возможно, разозлились бы. Но даже если этот гнев оправдан, он увеличит вероятность того, что соседи сочтут вас виновным.

Это ключевой вывод нового исследования, опубликованного в журнале Psychological Science. Парадоксально: из-за злости обвиняемых могут счесть виновными, хотя эта злость обычно служит признаком невиновности.

Почему так? В исследовании отмечается, что мы отслеживаем эмоции других людей, чтобы понять социальные ситуации. И в особенности, когда решаем, стоит ли кому-то доверять.

Например, прошлые исследования показывают, что люди используют надежность, чтобы выносить суждения о том, виновен ли человек. Более того, доказано, что из-за гнева люди вызывают меньше доверия. Помня об этих двух выводах, исследователи предположили:

«…когда человек видит гнев подозреваемого, он находит его ненадежным, складывая тем самым представление о виновности. Он может даже интерпретировать проявленный гнев подозреваемого как лживую попытку выглядеть невиновным человеком, симулирующим моральное негодование. Наблюдатели считают обозленного подозреваемого виновным, так как чувствуют неискренность».

Если обвинение ложное, сохраняйте спокойствие… но не молчание

В шести исследованиях было изучено, как неспециалисты и эксперты выносят суждение о виновности, когда обвиняемый злится. В одной серии исследований участники смотрели клипы о людях, обвиняемых в незначительных преступлениях и отстаивающих свою позицию в зале суда в телешоу под названием «Judge Faith». Результаты показали, что участники чаще считали виновными тех обвиняемых, которые злились.



В другом исследовании участники читали о вымышленном человеке по имени Эндрю Смит, который обвинялся в совершении вооруженного ограбления. Исследование включало четыре версии реакции Смита на обвинения во время его гипотетических показаний: гнев, спокойствие, молчание и раздражение. В случае с молчанием было сказано, что Смит сослался на Пятую поправку к Конституции («Лицо, обвиняемое в совершении преступления, имеет право на надлежащее судебное разбирательство» — прим. ред.). В других случаях описание выглядело так:

  • Спокойствие: «Я действительно не могу поверить, что меня обвиняют в этом преступлении».
  • Раздражение: «Меня раздражает, что меня обвиняют в этом преступлении».
  • Гнев: «Я просто в ярости, что меня обвиняют в этом преступлении!»

Больше всего решений о виновности Смита участники вынесли в случае, когда он хранил молчание. Кроме того, при проявлении гнева Смит показался участникам больше всего виновным, а при раздражении — более виновным, чем когда он был в спокойном состоянии.

В аналогичном эксперименте участники читали один из двух вымышленных сценариев с участием человека по имени Натан. В обоих случаях он был обоснованно обвинен, но не обязательно виновен, либо в измене своей девушке, либо в краже денег у работодателя. Участникам случайным образом достались тексты либо с гневной, либо со спокойной его реакцией. Состояние гнева было следующим: «Натан повышает голос и гневно отрицает ответственность, восклицая: «Я так зол, что вы считаете, будто я мог это сделать!» Спокойствие: «Натан спокойно отрицает ответственность, заявляя: «Я действительно не могу поверить, что вы думаете, будто я мог это сделать». И снова участники чаще называли героя виновным, когда он был зол.

Неужели простые люди считают гнев признаком вины? Чтобы проверить эту идею, исследователи провели эксперимент, аналогичный предыдущему, но его участниками стали профессионалы, которым регулярно приходится выносить обоснованные суждения о виновности других, например, следователи по делам о мошенничестве и аудиторы.

И они тоже оценили проявления злости как признак вины. Как и молчание, что интересно.

Ложно обвиняемые злее

Когда кто-то гневно реагирует на обвинение, другие люди обычно считают этого человека виновным. Но действительно ли гнев — это признак вины?

Чтобы это проверить, исследователи попросили другую группу участников выполнить одно из двух заданий, каждое из которых включало редактирование текста. Одна задача была простой, другая — сложной. Всем участникам сказали, что им заплатят за выполнение задания.

После того, как участники выполнили задание, исследователи заявили, что они сделали это неправильно и потому не получат бонусную выплату. Это было ложным обвинением для участников, выполнявших простое задание, потому что большинство из них справились с ним верно. Между тем участники, которым было поручено трудное задание, в большинстве случаев допускали ошибки, поэтому обвинения в основном были обоснованными.

После этого исследователи спросили обе группы, насколько они злы. Результаты показали, что те, кого обвиняли ложно, испытывали значительно более сильное чувство гнева, чем те, кого обвиняли обоснованно.

Человек — очень плохой детектор лжи

В целом результаты показывают, что большинство людей просто плохо умеют определять ложь. Этот недостаток, вероятно, способствует не только межличностным конфликтам, но и ложным уголовным обвинениям.

Исследователи заявили, что их результаты добавляют важную информацию в сферу определения обмана, показывая, что гнев служит признаком не вины, а невиновности.

«Это особенно важно, потому что большинство исследований эмоциональных сигналов обмана почти не находят связи между другими дискретными эмоциями и чувством вины, — пишут исследователи. — Хотя исследования психологии гнева утверждают, что социальная информация, которую он отображает, заключается в том, что виноват кто-то еще, мы считаем, что гнев в этом контексте ошибочно свидетельствует о противоположном для других: о вине».

В исследовании делается вывод: «Есть много причин для гнева, когда обвиняют в проступке, но, возможно, ни одна из них не так сильна, как убеждение в том, что обвинение ложно».

©



You may also like