100 лет назад, весной 1921 года, в СССР началась новая экономическая политика — НЭП. Большевики, вопреки своей идеологии, дали свободу частной инициативе — и это во многом спасло их власть. Современной России нужна похожая радикальная смена экономического курса, считают экономисты Столыпинского клуба*.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов даже представил концепцию изменений, которую можно назвать «НЭП 2.0». «Секрет фирмы» побывал на заседании столыпинцев и публикует самые яркие выступления.

«Государство хорошо знает политику кнута, но забывает про пряники»

Евгений Коган
инвестбанкир, президент Столыпинского клуба

— Экономические реформы — вещь в нашей стране модная. Их было много в истории, одна из наиболее ярких и актуальных для нас сегодня — НЭП. Квинтэссенция НЭПа — освобождение частной инициативы. Человеку сказали: иди и работай, мы тебя трогать не будем. Потом, конечно, тронули, но это уже отдельная история. Но результат не заставил себя ждать.

Современная российская экономика в последние 10 лет растёт в среднем на 1,1% в год. Великое достижение. С таким ростом мы скоро будем на уровне Занзибара. Мы оказались в ловушке низкой производительности труда и падающих доходов населения. Нашей стране необходим перезапуск экономики.

Я считаю, что успешные реформы России будущего — это второй НЭП. Его можно правильно адаптировать, но основная идея остаётся неизменной: меньше регуляции, государства, налогов; больше экономических свобод, инициативы, занятости. И больше взаимного доверия народа и государства.

Нам очень повезло. Во всём мире государства сейчас закручивают гайки: вводят различные ограничения и спешат просочиться во все стороны рынка. Набирают силу левые политические течения, к власти рвутся современные Шариковы и Швондеры. Россия сможет извлечь из этого выгоду, если она будет двигаться в противоположном направлении, в сторону экономических свобод. Я понимаю, что это сегодня звучит дико, но тем не менее.

Сегодня бизнесмен с позиции государства — хапуга, спекулянт, жулик. Я встречаюсь с ними и понимаю: это — патриоты. Они с абсолютно открытым сознанием идут и делают, добиваются великолепных результатов. Только мыслят не лозунгами, а конкретными делами.

Наше государство, к сожалению, хорошо знает политику кнута, но забывает про пряники. Если бизнес исправно платит налоги, надо перестать его контролировать. Нам нужно выводить бизнес из тени, а мы его сталинскими методами загоняем в серую зону. Для чего это делается? Непонятно. По отдельности встречаешься с чиновниками — прогрессивные умные люди. Вместе же… Дальше рождается много анекдотов.



Опыт многих стран демонстрирует: если провести реформы понятного и низкого налогообложения, это поддерживает бизнес-среду и в среднесрочной перспективе приводит к росту доходов бюджета. Пример: Болгария. После снижения налога на прибыль в 2002 году с 23,5% до 10% налоговые поступления увеличились, а инвестиции выросли в три раза. Приезжаешь в Софию — всё новые корпорации открывают там офисные центры и переводят туда бизнес. То же самое Ирландия, в которой зарегистрированы многие мировые корпорации. Просто люди включили мозги и сделали так, что их экономика прекрасно работает.

России необходимо минимизировать или отменить налоги для прорывных технологических отраслей.Налоговое бремя с инновационных компаний разумнее переложить на сырьевой сектор, который не производит добавленной стоимости.

У нас неплохая инфраструктура финансового фондового рынка. Но мы только сейчас заговорили о том, что это хороший ресурс для привлечения денег в экономику. Мы должны стимулировать активность IPO. А если ты из той отрасли, которая нужна стране — на тебе пряники и булочки. Но пряники наше руководство, кажется не совсем понимает.

Мы традиционные чемпионы по упущенным возможностям и танцам на граблях. Надо опускаться в нём на последнее место. Шансы у нас есть.

«За 100 лет ничего не изменилось»

Антон Табах
главный экономист «Эксперт РА»

— Откуда мы знаем о НЭПе? Основной источник для нас — «Золотой телёнок» и «12 стульев» Ильфа и Петрова. Напомню, там был концерн «Геркулес» — в нём легко узнать любую современную госкорпорацию. А ещё кроме «Рогов и копыт» там была концессия по строительству трамвая. О ней все забывают, хотя это в принципе то, что вполне соответствует концепции нацпроектов, только на местном уровне: строили этот несчастный трамвай в Старгороде, когда можно было купить ишака. Легко представить Антона Силуанова (министра экономики. — Прим. «Секрета») на месте председателя горсовета (речь о чиновнике Гаврилине: он вначале не хотел строить в городе трамвай, аргументируя это так: «В Самарканде никакого трамвая не надо. Там все на ешаках ездют», но позже организовал акционерное общество и выбил ссуду госбанка. — Прим. «Секрета»).

Нужно отходить от «экономики концерна “Геркулес”». У нас построили очень бюрократизированную систему, не заточенную ни на государственные инвестиции в инфраструктуру, ни на развитие частного бизнеса. У нас всё огеркулесивается: сплошной товарищ Полыхаев с его резолюциями. Он неискореним.

«Золотой телёнок» послужит уроком. Вспомним, как пытались бороться с бюрократизмом — кончалось всё проносом гроба на первомайской демонстрации. Про иностранные инвестиции там тоже было: сюжет с пребыванием немца в «Геркулесе» (концерн выписал за большие деньги специалиста из Германии, но из-за волокиты никто не давал ему работу. А когда он пожаловался, что не хочет впустую получать зарплату, его посчитали склочником. — Прим. «Секрета»). Всё знакомо: 100 лет прошло, ничего не изменилось.

Что с этим делать — понятно, как — не очень. Потому что слишком большие группы интересов стоят за каждым «Геркулесом» и за каждыми «Рогами и копытами».

«Нам нужно создать общество среднего достатка»

Борис Титов
уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей

Мы подготовили концепцию реформ, НЭП «Рост для всех». Главная их цель — достаток населения. Нам нужно создать общество среднего достатка к 2030 году.

Но нужно понять, с чего мы стартуем. Мы стагнируем как макроэкономика, по паритету покупательской способности мы не только не догоняем Германию (как была поставлена задача), но и уступаем уже Индонезии. По уровню жизни падаем: если в рублях реальные доходы населения, несмотря на все уловки Росстата, упали с 2013 года на 10%, то в долларах — на 60,5%. Количество рабочих мест снижается, бизнес теряет доходы. При этом повышается НДС на 2% — «гениальное» решение в такой ситуации, хуже которого невозможно было придумать.

Есть ли у нас шансы расти? По нашим данным, экономика России может расти не менее чем на 5% в год. Нужно главное — от ресурсной модели, в которой мы экспортируем сырье и на эти деньги покупаем все необходимое стране, перейти к конкурентной модели развития. Когда деньги идут не от государства вниз (перераспределение природной ренты), а наоборот, снизу вверх. Когда население свободно развивает частную инициативу, отдавая часть денег государству в виде налогов. Тут, в свою очередь, есть два варианта — ориентация на внешний рынок (китайская модель) или ориентация на развитие внутреннего спроса. Мы однозначно выступаем за второй вариант.

Тут скажут: «Ну ты даешь! И высокие зарплаты обеспечить, и низкие налоги. А где деньги взять на всё это?» Во-первых, рост производительности труда, приток массовых базовых технологий в традиционные сектора экономики. Например, в сельское хозяйство: у нас до сих пор урожайность в разы ниже, чем в Европе.

Во-вторых, нужно более эффективно перераспределять природную ренту. Не создавать центры прибыли в естественных монополиях и в госбанках, а превратить их в чисто сервисные компании. А основную часть доходов пускать на инвестиции, прежде всего через государственные институты развития. В-третьих — снижать коррупционную, фискальную, уголовную и административную ренту.

Государственная политика в сфере экономики должна опираться на системную промышленную политику, которая заключается в стимулировании приоритетных направлений, секторов, регионов. По каждой приоритетной отрасли должна быть выстроена собственная дорожная карта, которая будет включать основную идею, KPI, субъекты, меры поддержки и кластерные инициативы.

Что такое НЭП

Новую экономическую политику съезд партии большевиков принял 14 марта 1921 года. Они отказались от политики военного коммунизма, продразвёрстку заменили продналогом, мелкие и некоторые крупные предприятия отдали частникам, большим разрешили привлекать иностранный капитал. Идею продавил Ленин — большинство его соратников были категорически против, так как эти идеи противоречили целям большевиков. Но после Первой мировой и гражданской войн в стране была тяжёлая экономическая ситуация: гиперинфляция и дефицит потребительских товаров. Начинались бунты — Тамбовское и Кронштадтское и другие восстания. Эксперты Столыпинского клуба считают, что НЭП помог большевикам справиться с ситуацией и удержать власть. Однако НЭП с самого начала всячески противодействовали, особенно на местах — и к 1928 году эту политику фактически свернули.

*Столыпинский клуб — экспертная дискуссионная площадка российских предпринимателей и учёных-экономистов. Клуб назван в честь премьер-министра России Петра Столыпина, занимавшего этот пост с 1906 по 1911 год. Члены клуба считают его одним из самых успешных экономических реформаторов в истории России.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com, russiainphoto.ru/Аркадий Шайхет, МАММ / МДФ

Читать далее

©



You may also like